URL
18:55 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Из деревни, мы вернулись только вчера поздно вечером. И на сегодня уже есть планы.
Мои занятия с Томом-младшим, которые я так и не понял, отменяются по воле Тома старшего или нет, но запланирован на вечер.
Я отправил ему каминной сетью записку, что ожидаю его в привычные шесть часов в зале для тренировок, и достав кимано, спустился вниз.

19:18 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
сегодня утром, мы с Томом в очередной раз вернули мальчика в поместье.
Хорошо, что Дон принял Энжела. И меня не так гложет совесть, что малыш не с отцом, пока второй отец отсутствует.
Сколько я не просился, мне командировку в Марокко даже на сутки не дают!
Но не смотря на это, меня просто таки гордость распирает за Дона! Такой молодец. Школа готовит новый спектакль к началу учебного года. Планы пишутся. Эльфы наводят блеск.
А я кайфую пока нет занятий, последние дни перед началом учебного года..
Приоткрыл дверь в кабинет Тома
- тук тук?

22:25 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Как же давно я так не спал...глубоко, полностью расслабившись.
И разодрал глаза далеко не утром... а почти в обед.
Достунлся до часов. ДЕСЯТЬ!!!
Десять утра!!!
Мерлин!
вскочил на ноги.
Меня же Том убьет!
Чертов Вайлли!

20:50 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Как давно я не был в таких местах!
Последний раз наверное с Лало.... давно.
И ничего тут хорошего нет, шум да пьяные лица...
И руки, что так и наровят шлепнуть, ущепнуть или зажать в уголке.
- виски со льдом.
положил купюру на стойку.
Кожей чувствую взгляды.
Не уж то я тут один азиат на весь клуб?!
Пяльтесь на других!

20:32 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Порт перенес нас с лало в Осаку
- добро пожаловать на мою малую родину.

08:35 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
давно я не елтал на рассвете.
Сегодня - вырвался.
Том отсыпается после рабочей недели, загруженой...а я - решил полетать, и заодно заберу из малфой-Мэнора Денни.
Ну и есть еще не решенный вопрос с моей работой!
надеюсь, в такую рань я никого не разбужу!
Приземлился я подальше от жилых строений и пешком дошел до замка.
- не спит Донатиан? - спросил эльфов., - я подожду его в гостиной.

21:53 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
В хрупкости тела скрывается воин. Я сражался за власть, чтоб понять, кто достоин тяжелой короны из стали и смерти. Ломаются головы под ее весом. Старшие братья замерзли в могиле. У меня взгляд отца и такое же имя, от меча его только осколок да рукоять – мне больше не выстоять и не сбежать. Темница насквозь пропитана страхом. В сгоревшем саду возвышается плаха. Решится судьба, только солнце взойдет из-за елки -

Я утром надену на шею веревку.


17:20 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Светел наш путь
Силы -
Дай мне вздохнуть,
Милый.

Мне не успеть
Следом -
Дай долететь
Светом.

Тихо пойду
Рядом -
Вновь обниму
Взглядом.

Не опускай
Очи,
Сердце - за край
Ночи.

Там, где трава
Смята,
Лягут слова -
Святы.

Нам снова быть
Вместе -
Жить и творить
Песни.

19:06 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Вдох-выдох и мы опять играем в любимых.
Пропадаем и тонем в нежности заливах,
Не боясь и не тая этих чувств сильных.
Ловим сладкие грёзы на сказочных склонах.
Вдох-выдох и мы опять играем в любимых.
Пропадаем и тонем в нежности заливах,
Не боясь и не тая этих чувств сильных.
Ловим сладкие грёзы на сказочных склонах.


18:57 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Отправив последний отчет лало, я свернул все свитки и убрал в стол чернила.
Готово!
Потянувшись, откинулся головой на спинку стула.
итак...эльфы сообщили, что мой супруг освободился и я надеюсь - ждет меня.
- накрой на стол. - попросил эльфа и поднялся наверх.
переоденусь к ужину, что бы порадовать взор Тома.
это легко - белоснежные брюки, тонкая рубашка (да-да та самая, что нельзя на работу носить) и распушенные волосы. Понравится!
А ужин и мне понравился.
- скажи, что я его жду - передал эльфу и зажег камин.



19:56 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
сегодня было ужасно много работы и домой я пришел опаданием.
Эльфы отчитались, что дети уже сыты, умыты и по комнатам.
Томас на занятии с Драко, к слову, как я понял - вполне успешно идет процесс. Хотя конечно это должен быть секрет.. но насколько я в курсе - он уже распространился минимум на пятерых...
ну ла ладно - лишь бы толк был от них и не во вред семье.
Ели подавил в себе желание око послать.
- принеси мне кофе... и....и все.
попросил эльфика и закрылся в кабинете.
вот..зато появилось время написать письмо для лало. Мое последнее письмо -отчет он явно оценил, учитывая, что из привычных мне пяти листов, состоял из десяти, два последних содержали в себе повторяющееся - "пойдем пить кофе..пойдем пить кофе и есть терамису.. и кальян!"
Но сейчас я и начать не успел, как почувствовал - идет ко мне гостья...
не желанная.

18:07 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Никаких библейских, мой сын, заветов,
Никаких "подставить другую щеку".
Пусть не станешь ты прозываться светлым -
Заставляй врага заплатить по счёту.

Не сгибай спины, не склоняй колени,
Взгляд не прячь, не бойся дурного слова.
Никогда, мой сын, не прощай измены -
Кто предал однажды, предаст и снова.

Будь же смел и прям, и с собою честен,
Если выбрал путь - не сходи с дороги.
Никогда, мой сын, слов не слушай лести,
И ничьи не смей обивать пороги.

Выбирай друзей той же ты породы,
И запомни твердо: коль дело к бою,
Если кто с тобой и в огонь и в воду -
Будь достоин этого. Будь достоин.

07:25 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
После праздника прошло уже достаточно много дней, и каждый день - такой яркий! Радость от появления Марико просто не возможно описать словами
И самое главое - мальчики ее полюбили. Особенно меттью.
Он каждую возможность поцеловать ее в щеку не упускает!
А сегодняя - новость!
Эльф утром принес письмо для Тома.... от Драко!
Я безумно хочу его прочитать... вот прямо распирает.
Но держусь.
Хотя... наверняка все банально и просто из серии "Зайду на чай в полдень"
Что ж - пусть!
пусть идет на чай. А я приглашу на чай Дона.
Развернул чистый пергамент.
"Привет! Есть уже планы на вечер? Готов предложить свою компанию"

21:09 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Конечно, где я мог бы еще спрятаться ото всех, кроме как в Киото?
Думал про Азию. Но - это слишком было бы легко.
А тут - моя родина!
И вряд ли кому придет в голову искать меня тут.


пнул ногами упавший на пути листок,остановившись возле компании молодых ребят, что сидя на лестнице чиатли друг другу какие то старнные стихи...
такие милые..наивные...но при этом искренние, что пробирало до дрожи...
- милый друг, ты сегодня особенно грустен, упрямо пуст.
неужели печаль пришла до твоих высот?
расскажи, как ты ходишь по этажам, не смотря вперед?
уж который год…
как ты в сердце носишь этот мешок добра,
раздаешь его по квартирам и городам?
был бы толк, мой друг, в этом всем только лишь тогда,
если он опустел бы однажды ну хоть на грамм.

но ты носишь в себе огромный и светлый храм.

ты хватаешь людей за руки: «возьми, возьми!».
не заходишь домой, пока сердце не заискрит.
виноват ли хоть кто-то в горестях от любви?
виноват ли хоть кто-то в том, что любовь болит?

но ты носишь в себе огромный и прочный щит.

от чужой любви и от тяжести верных рук.
никогда не попросишь помощи. ни-ког-да.
знаешь, люди заводят себе друзей, подруг.
но в тебе – пустота. обреченная теплота.

ты несешь в себе храм и огромный надежный щит,
в этой тяжести ждешь рассвет и ворчишь в закат.
ты когда-нибудь встретишь того, кто тихонько спит

у тебя в руках.


так я и просидел с ним почти до самого заката, пока они не умчались по домам.
маглы... счастливые неведующие ниочем маглы.
До дома я добрался когда совсем стемнело.
И моя компания на вечер и ночь - ведерко клубничного мороженого, диск с аниме и крепкий чай с жасмином.

18:35 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
После того как Том улетел на беседу с Янгом, я места себе не находил.
Такое жуткое ощущение беспокойства, что хоть волком вой...ну или драконом - палить и жарить все в округе.
Мне надо успокоится.. наверное выпить, поговорить с кем то кто может вернуть меня на землю и больно дать по голове...ну или по заднице!
И лучше всех дает мне по заднице - малибер.
"Привет! Я лечу к тебе. С виски. С сигаретами."
хотелось дописать - с ремнем, презервативами..но это было бы слишком!
оставил записку Тому, на всякий случай и улетел.

05:35 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Око лунное мимо башен и крыш в одно никуда глядит,
а под ним – океан, шириной с пустоту у меня в груди.
Размежёваны звёздные нити холодной тьмой.

Собирайся. Сейчас же. Иди домой.

Уходи, будь свободен, все восемь сторон твои,
уходи в королевство, что смешных пять веков стоит.
Всё отныне твоё: ледяные ветра, бесконечный покой утра,
уходи, уходи, чёрт бы лысый тебя побрал.
Всё отныне твоё: и леса, и туман липким молоком.

Здесь закончилась сказка, где принца любил дракон,
здесь издохла нелепая сказка, издавая хрипящий визг.

Вот тебе мир людей: захлебнись им и подавись.

Всё отныне твоё: шёлк и золото, жемчуга,
привыкай быть свободным, улыбаться, небрежно лгать.
Возвращайся в привычный мир, где не помнят почти, не ждут

Мне дорога твоя стянет шею – извилистый прочный жгут.

Хлопнет дверь – не буквально – всё станет опять простым.
Был огонь – нет огня, да и след от огня простыл.

Всё отныне моё: пыль под небом из потолков,
тишина под крылами, под сердцем саднящий кол.
Вот теперь всё моё: память кожи прожжённой касанием тонких рук.

Будь же счастлив, если можешь.

(боже, боже,
я без тебя
умру).

05:45 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Говорят, у него глаза - холоднее стали, и крыло изорванное, и шрамов, как на столешнице деревянной, да и что тебе говорить, ты и сам все знаешь..
Говорят еще, у него в горле - хрипов на сто тысяч, и дыхание опаляющее, и хребет - от стрел наконечники. Много что говорят, кто с испугом, кто нараспев, струны дергая.

Чьи-то дети любят такое. Слушают. И ты улыбаешься им - устало, тепло.
А что тебе еще остается?
Рубцы помнятся. Много. И кожа обветренная. И дыхание на щеке, горячее, сухое, как ветер в пустыне. И так много солнца, до слепоты, до ряби в воздухе, до слез.

Ждешь ведь?

Ждешь.

Всегда приходил, и теперь придет.

И он приходит, и крыло это свое нелепо так подволакивает, дышит горячо, говорит "здравствуй". Губы сухие, и спина - прямая-прямая. Гордая.

Он приходит. Он всегда приходит, улыбается легко и смотрит. Прямо в лицо.
Он молчит, дышит и ждет. То ли взгляда, то ли улыбки, то ли слова какого.

Здравствуй.

А в кожаную, терпко и горько пахнущую безрукавку можно выдохнуть и спрятать улыбку, слушая дыхание - сильное, глубокое.

Говорят, у него сердце - горящий уголь, голос - рокот потемневшего неба грозы,
усмешка - кровавый звериный оскал. Пусть. У него теплые руки, и губы - тонкие, сухие, щекочущие щеку.

Оказывается, под твоей крышей не так уж темно и холодно, еда не встает поперек горла и стены уют дарят. И вино - пьяное, сладкое.

Он пьет медленно, смотрит - долго и устало. Смеется иногда - как-то хрипло, неумело. Отвык. Рассказывает про снега, высокие горы, волны, ударяющие в борт, и чужеземных женщин. О сражениях молчит. Он всегда молчит о них.

Говорят, он не помнит, сколько крови на сильных его руках, говорят, он захлебывается ей, и еле дышит. И крыло его. Сколько всего говорят о крыле...

Изорванное. Изломанное. Бесполезное. Слабое.
Подливаешь ему вина, слушаешь голос, спрашиваешь о войне. Лицо его становится жестче, руки сжимаются в кулаки, и терпкую жидкость он пьет с отвращением.
И он говорит тебе, как слишком давно на войне, что горло от красного сводит, что можно давиться воздухом и как он расцарапывает легкие, и как порой выть хочется, и взлететь, не идти, не быть.

Но он же легенда. Страшная, красивая сказка. А легендам положено выживать. Или уйти так, чтобы запомнили. Вспыхнуть и догореть.

Говорят, у него глаза - холоднее стали, и в горле сто тысяч хрипов, и копья вместо хребта, и шрамов, как на столешнице деревянной, и изорванное, изломанное крыло, и руки кровью вымазаны.

А он сидит перед тобой и смеется. Устало и хрипло.
Здравствуй. Холодная нынче зима, и небо темное слишком, и непривычно щиплет в глазах.

Не плачь. Я могу рассказать тебе сказку, великое множество песен спеть.

Знаешь, а он ведь устал. Устал гореть, взлетать раз за разом и выживать. Да что тебе говорить, ты и сам все знаешь. Видел. И запомнишь - навсегда.
Где-то поют прекрасные песни, звенят чистые голоса, распускаются, словно ковром, цветы, и хочется кружится в радостном танце.

А он уходит обратно в ночь, тяжело и нелепо подволакивая крыло.

06:41 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Стянул его брюки вниз
- люблю тебя...- вжался в него пахом и положил его руку себе на плоть.
Что бы в его голове не осталось сомнений!
- Помоможешь?
Конечно я о снятии брюк

18:45 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.


уже вечер, а завтра - в путь,
и затылок нещадно греет
отчего-то. нельзя вздохнуть.
из-под пальцев уходит время

на горящую рядом степь,
в ней закаты утонут ало.
мне же хочется тебе петь:
места выплеснуть душу мало,

будто пойманы в цепь камней.
воздух в небе - колючий, выжжен.
ты прошепчешь мне:" будь умней",
но сейчас попытаюсь выжить,

ведь я вижу, как льётся свет
сквозь прикрытое сердца донце.
нет границ, расстояний - нет,
если чувствуешь рядом солнце.

12:43 

И чешуею нарисованный узор, Разгонит ненастье, воплощением страсти, Взмывая в облака судьбе наперекор, Безмерно опасен, безумно прекрасен.
Дни тянутся словно резиновые. В врррозе бумаг короля, каждый день как день сурка. Одно и тоже... и ничего не меняется.
Подходит к концу вторая неделя, а по моему ощущению - второй месяц...или второй год.
Эйвер постоянно зовет папу, даже Денни не в стоянии его успокоить.
Хотя уж что, а Денни сейчас ни на шаг не отходит от данте.
Даже сейчас, время почти шесть вечера, а он с ним ушел играть в футбол.
Я же ели уложил Эйвера и поставил на огонь турку, к приходу Денни и Данте будет свежий кофе.
Подошел к зеркалу и немного критично посмотрел на себя.
Вид у меня - уставший, глаза словно потухшие, только волосы все такие же. Чуть ли не до пояса.
Покрутил серьгу в ухе и вынул ее, птмо вторую, третью...
Кольцо из соска, потом из пупка.
Собрал все и бросил в шкатулку..
Толку то от ни теперь никаково!
И ни одну не верну, пока не увижу Тома!
К черту все эти не нужные побрякушки!
Подошел к окну, вот и Денни с Данте.
махнул им, прося поторопится.

Yuhito Kato

главная